• +7 910 4417016
  • info@psy-aletheia.ru

    Сегодняшняя моя статья не просто абстрактный материал о разного рода кризисах, это попытка поделиться с читателями своим опытом.

    Думаю, с кризисами хотя бы раз в жизни сталкивался каждый. Да что уж там, само рождения - довольно кризисный период, не говоря уже о тернисто-кризисном процессе развития и взросления, который проходит каждый человек. Но все же в статье речь пойдет скорее о том, как он переживается взрослым человеком, хотя, я не исключаю того, что эта статья будет полезна и вдумчивому родителю, позволив лучше понять свое чадо.

    Кризисы могут поджидать человека в разных сферах его жизни. Гамма переживаний и чувств в этот период многолика и разнообразна для каждого конкретного человека, но есть и нечто общее, то, что объединяет всех людей переживающих трудный для себя кризисный период.

    Но описывать общие моменты было бы не столь интересно и увлекательно, поэтому я решилась на смелый эксперимент частичного самораскрытия. Имея собственный опыт недавно пережитого кризиса  хочу описать свою историю кризисного пути, поделиться своими переживаниями и способами борьбы. Быть может, кто-то из Вас, обратившись к себе при прочтении моей статьи, вскрикнет «Точно, да, и у меня было так же!», а кто-то вспомнит свой опыт и поймет, что он переживал этот период немного иначе. В любом случае, мне хочется, чтобы статья эта стала для Вас своего рода опорой в период кризиса или ценным багажом для его преодоления в будущем.

    Часто люди жалуются на тревожность. Беспокойные мысли преследуют их на протяжении дня и не позволяют нормально уснуть. Страх, что с ними или их близкими может произойти что-то плохое, буквально отравляет им жизнь. Они не могут нормально работать, есть, спать, общаться с окружающими. Тревога поглощает их, не оставляя место в жизни для чего-либо еще. И даже тот факт, что они так часто тревожатся, только усиливает их неприятные переживания.

    В сегодняшней статье я хотела бы разобраться, что же это такое - тревога? Откуда она берется? Так ли опасна и стоит ли ее бояться? И, конечно, что с ней делать. Несколько забегая вперед, скажу, что тревога бывает разная: нормальная и патологическая. Она пронизывает всю нашу жизнь, в каком-то смысле даже лежит в ее основе, а потому, обнаружив у себя ее проявления, не спешите ставить себе разные диагнозы, расписываясь в собственной безнадежности.

    Итак, учебный год подходит к концу, а вместе с ним завершает свою работу и наша психотерапевтическая группа для матерей, воспитывающих детей с особенностями развития. Самое время подвести итоги. Что же произошло за этот год? Как шла работа группы? Что удалось, а что, возможно, требует доработки?

    Идея создания группы появилась у нас еще прошлой весной, и все время - от возникновения идеи до ее воплощения - мы много думали, анализировали, пытались понять цели создания группы, возможности реализации такой идеи. Сама идея родилась неспроста. Работа в различных учреждениях, в том числе в школе, постепенно приводила нас к пониманию того, что работа психолога заключается не столько в простом проведении коррекционных и консультативных занятий, сколько в организации комплексной помощи всем участникам, включенным в этот процесс. Так, в школе, кроме детей этими участниками являются их родители и педагоги. Помощь детям, не закрепленная работой с родителями и педагогами не приносит должного результата. Ведь именно с родителями дети проводят большую часть своего времени, а для родителей, в свою очередь, ситуация воспитания ребенка с особенностями тоже является довольно не простой. "Особые" дети меняют всю их жизнь, и эти изменения часто вызывают множество неприятных чувств, осознать и принять которые очень сложно (так, любой родитель в тех или иных ситуациях имеет полное право злиться на своего ребенка, но "особость" последнего делает этот процесс запретным, "неправильным", что приводит к накапливанию злости и других эмоций, которые, тем не менее, всегда находят выход, например, отражаясь в теле человека и приводя к различным заболеваниям). Поэтому именно психотерапия, помогающая людям лучше понимать себя, свои чувства и переживания, была выбрана нами, как основное направление работы с родителями в рамках школы в целом, и в группе в частности.

    Мама и малыш начинают свою совместную жизнь с небывалым для остальных людей уровнем близости – когда ребеночек растет и развивается внутри матери. После рождения ребенка эта степень близости меняется и может отличаться в разных семьях. В том числе это обуславливается культурными различиями: в мегаполисах считается нормальным, если мама вскоре после родов выходит на работу, а у некоторых народов принято так, что ребенок и мать существуют неразлучно до того времени, пока ребенку не исполнится 3 или более лет. Когда и сколько времени проводить вместе с ребенком, а когда приходит пора отделяться? В настоящее время нет чётких рекомендаций и каждая мама может сама выбрать для себя то материнство, которое ей и ребенку больше подходит.

    Будучи мамой, на себе я испытываю два общественных настроения. Первое содержит в себе сочетание ценности близости с ребенком и предупреждений о тех опасностях, которые могут случиться с ребенком, если он и мама не будут достаточно близки (например, риск развития аутизма у ребенка, депрессии и других системных трудностей в формировании личности). В этом случае я сталкиваюсь с осуждением или просто неявным сопротивлением моим желаниям быть отдельной от ребенка, заняться рабочими делами, отъехать и проч. Меня начинают пугать теми негативными последствиями, которые могут быть для ребенка в этом случае. Проще говоря, я могу услышать такое послание, когда хочу отделиться: «твое отделение может быть вредно и опасно для ребенка». 

    В продолжение темы тревоги сегодня мне хотелось бы поделиться с Вами интересной, на мой взгляд, теорией английского психоаналитика Д.В. Винникотта. Он писал о "страхе распада" - как невыносимо сильном переживании тревоги, свойственной некоторым людям.

    "Страх распада" (в оригинале "breakdown" можно также перевести как "крах", "срыв", "разрушение") - это несколько размытая формулировка, которая в том числе передает и размытость самого переживания. Это предвосхищение чего-то неотвратимого и ужасного, разрушительного и губительного. Это страх потери себя, в то время как само Я не имеет достаточно четких и устойчивых границ. А потому - это страх распада и всего окружающего мира, в который это Я включено. Это страх разрушения, смерти, небытия.