• +7 910 4417016
  • info@psy-aletheia.ru

    3 канала общения в клиент-терапевтических отношениях (по следам семинара Н. Мак-Вильямс, часть 5)

    Сегодняшняя статья на самом деле не столько по следам семинара Нэнси Мак-Вильямс как такового, поскольку Нэнси об этом не рассказывала, лишь упомянула. Но сама тема показалась мне интересной, и я захотела ее раскрыть подробнее.

    Речь сегодня пойдет о том, на каких уровнях возможно общение между людьми, и какую специфику это взаимодействие приобретает в психотерапии.

    Пожалуй, ни для кого не секрет, что общение может быть как вербальным, так и невербальным. Что-то мы узнаем о человеке непосредственно из его слов, а что-то за него "говорят" его мимика, жесты, походка, одежда. Собственно, это и есть два различных канала общения.

    Современный темп жизни вынуждает нас ориентироваться на информативность, максимально точно и ёмко формулировать собственные мысли и ожидать того же от собеседника. А потому в обычной жизни мы больше уделяем внимания тому, что говорит человек. Конечно, бессознательно мы улавливаем настрой человека, насколько он расположен к разговору, и так же бессознательно к этому подстраиваемся. С тем, кто раздражён или недоволен, мы стараемся держаться на безопасном расстоянии, с тем, кто весел и открыт, скорее сделаем шаг навстречу и тоже в чем-то откроемся. Но происходит это, как правило, на интуитивном уровне, мы не прикладываем для этого специальных усилий.

     

    В психотерапии все несколько иначе. Следить за тем, что происходит с клиентом, как он сегодня себя ощущает - это одна из важнейших задач психотерапевта. То, как пациент входит в кабинет, как здоровается, садится в кресло, начинает ли разговор сразу или осматривается по сторонам, какими жестами сопровождает свой рассказ, в каких моментах прерывается - всё это постоянно находится в фокусе терапевта, как и непосредственно слова клиента. И подчас именно этот второй канал общения является более информативным для психотерапевта. Например, клиент может рассказывать что-то с виду для него приятное, но при этом на лице выражать грусть, и психотерапевт может обратить на это внимание: "Похоже, несмотря на радость, которую Вы получили от долгожданной встречи с М., было и нечто, что Вас огорчило". Подобные наблюдения, озвученные в подходящий момент, позволяют клиенту осознать всю гамму чувств, которые у него вызвало то или иное событие, а не только те, которые являются социально одобряемыми или ожидаемыми от него в этой ситуации. Это приближает клиента к состоянию аутентичности, позволяет ему жить и действовать в согласии с собственными эмоциями, а не прятать их под слоем защитных механизмов и страдать впоследствии от депрессий, психосоматичесих симптомов и пр.

    Еще одна "выгода" от использования и правильного прочтения невербального канала общения в психотерапии состоит в том, что психотерапевт получает доступ к той информации, которую клиент пока не может по разным причинам облечь в слова. Внимательное наблюдение за состоянием клиента, его действиями может дать ключ к тому, что происходит с клиентом. Например, клиент молча и растерянно смотрит по сторонам и крутит в руке часы/браслет/кольцо. Психотерапевт может сказать: "Похоже, Вам сегодня сложно начать разговор, возможно, что-то Вас тревожит". Озвученное в виде предположения наблюдение, как правило, позволяет получить отклик со стороны клиента и узнать, так ли это на самом деле, или нет, или чего-то в этом наблюдении не хватает. Если предположение верное, клиент начинает чувствовать, что его понимают, и с некоторым облегчением может продолжить рассказывать о себе самостоятельно. Если предположение неверное, но озвучено с тактом и уважением, это может объединить клиента и психотерапевта на общий поиск объяснения того, что же творится внутри клиента. Кроме того, посредством подобных замечаний происходит и "обучение" клиента: он получает в свое распоряжение слова для того, чтобы понять и обозначить, что же с ним происходит. Это придает некоторую ясность, что уже само по себе снижает тревогу и позволяет клиенту рассказать о том, с чем он пришел, как он себя чувствует, чего бы ему сейчас хотелось и т.д.

    Третий канал близок ко второму в том смысле, что зачастую тоже обходится без слов. Он является специфически психотерапевтическим и связан с явлениями переноса и контрпереноса, т.е. с теми чувствами, конфликтами и переживаниями, которые, являясь бессознательными, возникают при общении с людьми, чем-то напоминающими значимые фигуры (как правило, родительские) детства. Безусловно, эти чувства могут возникать и вне психотерапевтического кабинета. Как правило, именно их возникновение в обычных отношениях клиента, где ни один из участников общения не осознает природу этих чувств, и приводит к неудовлетворяющему результату для клиента и его обращению за помощью к психотерапевту. В психотерапии эти чувства и конфликты вновь актуализируются, становясь предметом рассмотрения и анализа. Психотерапевт, имея специальную подготовку, не вовлекается в эти конфликты, а помогает понять клиенту истинную природу его чувств, обнаружить их источник. Оборотной стороной переноса является контрперенос - чувства психотерапевта, направленные на клиента. Этот процесс является настолько сложным, неоднозначным и многогранным, что для полного его описания необходима как минимум отдельная статья, поэтому сейчас я остановлюсь только на самом главном моменте, удовлетворяющем общему контексту статьи - на том, как анализ и осознание собственных чувств психотерапевта, спровоцированных клиентом, могут помочь ему в его работе.

    Клиенты часто бессознательно используют именно этот третий канал общения - провоцирование чувств в психотерапевте, чтобы таким завуалированным образом "рассказать" что-то очень важное о себе. В крайнем виде это приобретает форму проективной идентификации - когда клиент вынуждает не только чувствовать, но и действовать психотерапевта определенным образом, воссоздавая и проигрывая свои глубинные конфликты. Качественный уровень профессиональной подготовки, собственная психотерапия и супервизия - то, что помогает психотерапевту работать в этих условиях, отделяя личные процессы от процессов клиента. Итак, если психотерапевт учитывает все эти обстоятельства, то ему открывается особое поле, в котором он может достичь более глубокого уровня понимания клиента. Уделяя особое внимание тем чувствам, которые у него возникают в связи со взаимодействием с клиентом, исследуя свою реакцию на клиента и терапевтический процесс, психотерапевт может прийти к пониманию того, как именно это связано с конфликтами клиента, какое послание зашифровано в этих чувствах. В этом случае сознание и чувства психотерапевта выступают как инструмент, с помощью которого он как бы получает дополнительный ключ к бессознательному клиента.

    Таким образом, в общении между людьми можно выделить три основных канала:

    - вербальный (слова);

    - невербальный (мимика, жесты, особенности внешнего вида и поведения);

    - канал чувств (провоцирование контрпереноса).

    Общение в любой ситуации практически всегда (за очевидным исключением виртуального общения и некот.др.) протекает на каждом из этих трех каналов, с той разницей, что в повседневной жизни осознанность второго и третьего минимальна, в то время как в психотерапии именно они являются основным фокусом внимания. При правильном подходе эти каналы открывают огромные возможности для процесса психотерапии, позволяя получить дополнительный доступ к пониманию и решению бессознательных конфликтов клиента.