• +7 910 4417016
  • info@psy-aletheia.ru

    Атмосфера "инцестуозности" в семье: невинная игра или уголовное преступление?

    Продолжая тему прошлой статьи моей коллеги о семейных ролях, я сегодня хотела бы поговорить об этом чуть подробнее, еще раз обращая внимание на то, как важно соблюдение ролей, и чем может грозить их отсутствие или "размывание".

    В психоанализе есть специальный термин - "инцестуозность" (автор Поль-Клод Ракамье), описывающий ту ситуацию, когда роли и отношения выходят за определенные границы. Это не "инцест" сам по себе: сексуальных и даже физических контактов может и не быть, но это особая атмосфера, находясь в которой человеку, прежде всего - ребенку, очень сложно понять и осмыслить нормы и запреты относительно отношений между людьми.

    В чем это может проявляться?

    Иллюстраций этого явления очень много. Например, семья, в которой все друг друга называют по имени. Где бабушки, не желая признавать своей новой роли (на самом деле очень приятной, но об этом в другой раз!) и мириться с неизбежным ходом времени, просят своих внуков называть их по имени. Или родители, умиляясь близости отношений с детьми, поддерживают их порывы называть себя вместо "мама" и "папа" по имени. Что происходит в этом случае? С одной стороны, по сути ребенок просто-напросто уподобляется сироте, лишаясь "мамы", "папы" или "бабушки" - тех лиц, которые имеют первостепенное значение в его жизни, воспитании и благополучном развитии. С другой стороны, в представлении и психической репрезентации ребенка все близкие, превращаясь из родственников с определенными семейными ролями в "Маш", "Вань", "Сереж" и "Тань", становятся на одну ступень. Границ между поколениями больше не существует. И если в обычной жизни ребенок на определенных этапах развития чувствует потребность в общении со сверстниками, себе подобными, и логично и естественно ищет и удовлетворяет её за пределами семьи, то тут эта потребность удовлетворяется внутри семьи. И стимула выйти за пределы и строить свою отдельную жизнь практически нет. Семья становится такой закрытой системой, способной самоудовлетвориться без внешних воздействий, которые кажутся опасными, ибо грозят эту закрытость разрушить. Но любая система (семейная, образовательная, государственная или др.) нуждается в свежих и новых течениях и "кадрах", чтобы не происходило застоя. Поэтому в конечном итоге подобные закрытые семьи приходят к невозможности развиваться, к вырождению, к смерти.

     

    Другой пример. В некоторых семьях принято, чтобы ребенок спал (не так важно, происходит это "постоянно" или "только иногда") в одной постели (или в одной комнате при наличии других комнат) с родителями, или с одним из родителей. О чем это говорит? С одной стороны, в этой истории возникают определенные вопросы к родителям: что такое происходит с их отношениями, что им нужно в них втягивать "третьего"? Чьи и какие потребности, страхи и/или желания удовлетворяются или прикрываются присутствием ребенка внутри самой интимной области отношений родителей? Но давайте посмотрим и на другую сторону - что происходит в этот момент с ребенком? Пожалуй, даже для людей, далеких от психоанализа, понятие Эдипова комплекса является знакомым. И уже ни для кого не секрет, что мальчик и девочка на определенном этапе (как правило, в возрасте 3-6 лет) фантазируют и мечтают о том, чтобы выйти замуж за папу или жениться на маме. В норме родители должны дать понять ребенку, что это невозможно. Что мама, например, это папина жена, а мальчик, когда подрастет, обязательно найдет себе другую, свою женщину. Усвоив однажды этот запрет, ребенок со временем действительно обретает способность строить отношения со сверстниками противоположного пола.

    Но если этот запрет родителями не объясняется, и/или сопровождается противоречивым посланием о том, что можно спать в одной кровати с мамой или папой, фантазии и желания ребенка о единении с родителем вместо того, чтобы оставаться фантазиями и давать в реальности место новым, здоровым отношениям, воплощаются и удовлетворяются напрямую. Запрет ребенком не получен, а естественное на раннем этапе развития желание подкреплено и сопровождает человека на протяжении последующей жизни, становясь патологичным. Как итог, такой человек имеет весьма смешанные представления о норме, морали, законах, о том, что "можно" и что "нельзя".

    Не могу не сказать пару слов и о примерах, иллюстрирующих особенности тактильного контакта. Все чаще можно наблюдать, как молодые родители или же бабушки и другие родственники снова умиляются особой близостью с ребенком - целуя его в губы. Или матери, увлекаясь общением с ребенком, затягивают "водные процедуры", излишне намыливая и наглаживая тело ребенка. Давайте обратимся к тому, что происходит в подобных случаях. Тело - первый проводник общения для ребенка, когда речь еще отсутствует. Именно через тело ребенок получает большую часть информации и выражает собственные переживания. Поэтому тело, кожа являются очень чувствительными к любого рода воздействиям. Ребенку важно это телесное общение, но не менее важна и его умеренность. Как недостаток, так и переизбыток телесной стимуляции может привести к неприятным последствиям: ребенок "застревает" на той стадии развития, на которой произошло это воздействие, и в стрессовой ситуации будет иметь тенденцию к ней регрессировать.

    Родители могут возразить: мол, ребенку нравится, когда с ним "так" общаются, гладят или целуют. И это действительно отчасти так. Дети неосознанно стремятся получить больше удовольствия от всего, что их окружает, и это - нормальная часть развития детской сексуальности. Но, как говорил и писал известный венгерский психоаналитик Ш.Ференци, есть большая разница между взрослым и ребенком, между языком их сексуальности: в то время, как зрелая взрослая сексуальность всегда подразумевает "страсть", детская сексуальность говорит исключительно на языке "нежности". И если ребенку демонстрировать и осознанно или неосознанно навязывать то, до чего он еще не дозрел ни психически, ни физиологически, это может крайне негативно сказаться на его последующем развитии. Такие дети, вырастая, могут или начать очень раннюю активную половую жизнь (раз целовать в губы можно всех подряд), или иметь серьезные блоки и трудности в собственной сексуальности, в ее признании и присвоении.

    Подводя итог, еще раз отмечу главное. Семья ребенка является его первым и главным учителем. И одна из основных задач этого ближайшего окружения - безусловно любить и принимать ребенка, при этом обучая его границам дозволенного, морали и нравственности. Есть очень четкие границы между тем, что "можно" и что "нельзя". В судебной системе они закреплены законом, административным и уголовным кодексом. Но чтобы человек смог когда-нибудь их понять и усвоить, он должен пройти через самые первые запреты внутри своей семьи.

    Закончить статью хочу еще одним высказыванием Ш.Ференци. Наблюдая за многими семьями, в которых границы начинали размываться на, казалось бы, вполне невинных уровнях (а действительно, что уж такого страшного в том, чтобы называть родителей и бабушек по именам?), он с сожалением отмечал, что в конечном итоге в таких семьях "невинная игра превратилась в уголовное преступление". А каких превращений хотите вы для своих детей?