• +7 910 4417016
  • info@psy-aletheia.ru

    Секреты детской психотерапии

    Идея написания этой статьи родилась не случайно. Во-первых, мне показалось уместным продолжить тему ожиданий от психотерапии, сменив немного курс – на детство. Во-вторых, мысли написать о том, что такое детская психотерапия не покидают меня уже довольно давно. И вот пришло время посвятить столь интересному и важному процессу отдельную статью, немного приоткрыв завесу тайны вокруг него.

    На мой взгляд, взрослым людям этот процесс, в который предстоит погрузиться ребенку, представляется малопонятным. А потому иногда появляются и не самые приятные чувства в отношении него: неизвестность часто порождает страх и тревогу. Именно для того, чтобы детская психотерапия стала более открытой для Вас, я пишу эту статью.

    И для начала мне хочется сказать о том, как организован процесс детской терапии, описать некоторые сложности и особенности, связанные с ним.

     

    • Три стороны процесса.

    Наибольшей сложностью, и главной отличительной особенностью детской психотерапии является то, что в данном случае предполагаются отношения не двух (терапевт-клиент), а трех сторон: ребенок (клиент), родитель и терапевт. И соответственно появляется дополнительный процесс со стороны родителя, который, по большому счету, включен в процесс терапии ребенка лишь косвенно. Потому часто у родителей остается масса чувств относительно предстоящей работы с его ребенком, места для которых не находится, а это нередко приводит к прерыванию личной терапии ребенка. Поэтому в своей практике я предлагаю не реже одно раза в месяц-полтора встречаться с родителями и говорить о том, что происходит с ними и как движется процесс работы с их ребенком, сохраняя при этом конфиденциальность и права ребенка (так, перед встречей с родителями, с ребенком должно быть проведено обсуждение, что бы он/она хотел/а, чтобы узнали родители о происходящем с ним/ней в терапии). Такие встречи позволяют организовать для родителей место и время, предназначенное для обсуждения их переживаний и беспокойств, для их вопросов относительно процесса терапии.

    • Неравномерная динамика состояния ребенка.

    Есть и другая сложность, она состоит в том, что в психотерапии ребенок, равно как и взрослый, может переживать не только приятные чувства, но и весьма неприятные, болезненные, такие как грусть, вина, гнев, тревога и т.п., в памяти ребенка могут всплывать крайне болезненные для него переживания. Все это может вызывать временные ухудшения в его состоянии. Здесь и возникает огромная разница между взрослым и ребенком: малышу бывает очень сложно отследить ухудшение своего настроения, состояния, и уж тем более говорить о нем. Поэтому важна обратная связь об изменениях в состоянии ребенка не только от него самого, но и от его родителей, поскольку именно они проводят с ним большую часть времени. При этом, сталкиваясь с временным ухудшением, важно помнить, что психотерапевтическая работа предполагает и позитивные изменения, на которые нацелены все участники процесса. Более того, изменения в жизни ребенка часто приводит и к изменениям семьи в целом.

    • Цели терапии.

    Важные особенности кроются и в постановке целей в детской психотерапии. Поскольку цели, в отличие от взрослой терапии, ставит не клиент (ребенок), а его родители, этому моменту уделяется довольно много времени на первых встречах. Таким образом, для плодотворной и качественной работы, в результате нескольких первых совместных (всех трех участников) встреч и обсуждений, должны быть сформулированы максимально четкие цели, которые будут соответствовать возможностям всех трех сторон и в первую очередь учитывать интересы и права ребенка.

    • Продолжительность.

    Важной особенностью любой глубинной психотерапии является то, что зачастую это довольно длительный процесс, а потому не следует ожидать быстрого, практически моментального, результата. Но, на мой взгляд, полученный после такой проработки результат, оправдывает затраченные силу, время и средства на его достижение.

    • Ответственность.

    Важно помнить, что ответственность за улучшения состояния ребенка лежит на всех участниках процесса. А потому все три стороны должны прикладывать максимальные усилия для получения положительного результата.

    Закончив с организационными моментам, мне хочется немного написать и о самом процессе психотерапии.

    Из описанного выше, совершенно очевидно, что психотерапия детей – это особое направление, которое, несмотря на некоторые общие моменты, все же иное, отличное от терапии взрослых.

    Главной особенностью процесса детской психотерапии, а заодно и ее основой является формат проведения встреч – они часто происходят на ковре, и все 50 минут, на первый взгляд, могут ничем не отличаться от обычной игры ребенка. И это неспроста. Именно игра – это процесс, доступный ребенку, близкий ему, который позволяет раскрыться и проработать свои проблемы. Но все же, отличия в той игре, в которую ребенок играет дома в собственной комнате, и в той, что происходят кабинете психотерапевта есть, и они играют очень важную роль.

    Дело в том, что у детей невероятно развит процесс символического мышления. И в этом смысле игра – это своего рода волшебная палочка. Бывает, что настоящий смысл переживаний ребенка бывает сложно понять не только родителям, но и самому ребенку. Например, ребенок может постоянно говорить Вам о том, что боится оставаться один, боится темноты. Но истина его переживаний вряд ли будет на поверхности, и для того, чтобы понять, что же стоит за его страхами, переживаниями, тревогами, часто требуются определенные навыки, техники, знания, которыми владеет психотерапевт. Наблюдая за игрой ребенка он не просто участвует в процессе, но наблюдает за тем, какие именно темы и действия выражает ребенок в своей игре, он проговаривает то, что делает ребенок, но самое важное – это умение терапевта интерпретировать, т.е. трактовать увиденное, сопоставлять то, что он видел в играх ребенка ранее, с тем, что происходит в игре здесь и сейчас. Например, за агрессией ребенка часто может быть страх или сильная боль, от которой малыш защищается. И тогда терапевт не просто проговаривает малышу то, что происходит с персонажем, но говорит: «Он так сильно злится, но, похоже, ему еще и очень больно», или: «Похоже, ему приходится защищаться, потому что ему ужасно страшно». И тут появляется еще один плюс игровой формы работы. Ребенку не нужно говорить о своих переживаниях, все его переживания «помещаются» в персонажей, от лица которых, и о которых, говорить гораздо легче.

    Но если вернуться к отличиям игры дома и с психотерапевтом, стоит сказать, что когда малыш играет самостоятельно, то скорее не прорабатывает, а воспроизводит свои травматические переживания, пытаясь овладеть ими, справиться с ними, в то время как в паре с психотерапевтом, в безопасном пространстве кабинета, которое формируется как раз благодаря описанным ранее организационным моментам, проблема имеет развитие, облекается в слова, постепенно она признается и обсуждается совместно с ребенком. И именно это и есть главное преимущество и главная цель терапии – перевести проблему из игры в реальность, не просто проиграть ее, но назвать ее словами, объяснить, лишь тогда ребенок сможет прожить и пережить ее и двигаться дальше.

    И тогда то, что на первый взгляд казалось обычной домашней игрой ребенка, при участии квалифицированного терапевта, приобретает лечебные свойства.

    В завершении, поддерживая идеи Франсуазы Дольто, я хочу сказать, что главное в процессе детской психотерапии не столько игра (хотя лично я призываю не умалять ее значимость), сколько общение, совместная переработка того опыта, тех переживаний, с которыми сталкивается ребенок.