• +7 910 4417016
  • info@psy-aletheia.ru

    Язык тела: слушать и слышать

    На тему тела, телесности, кожи в психологии есть множественные научные трактаты и исследования. Много книг и учебных курсов посвящено психосоматике, это сфера, в которой тело и психика обретают общность, единство. И именно об этом я и хотела бы поговорить сегодня. Миновав теории и обоснования психосоматической науки, которым обязательно будет уделено внимание в будущих статьях, сегодня я хочу поговорить о языке тела, о том, как и зачем оно говорит, для чего и почему его нужно слушать и как, в конечном счете, его услышать. «Общение» кожей* - это самый ранний способ взаимодействия для любого человека.

    * Термин взят из книги Диноры Пайнз «Бессознательное использование своего тела женщиной».

    Рождение является для младенца сильнейшим потрясением, травмой, и первым, что успокаивает его, является контакт с кожей матери. Именно это первое прикосновение крайне важно, оно является своеобразным возвращением малыша к внутриутробному единству с матерью. В дальнейшем именно через кожу происходят важные коммуникации малыша и мамы: ребенок успокаивается, когда попадает в нежные, теплые объятия матери, тогда с его кожей все в порядке, его ничего не беспокоит; или он может реагировать сыпью, зудом, сильнейшими покраснениями на негативные материнские чувства. При этом важно отметить право матери на негативные чувства по отношению к ребенку и значимую разницу: психосоматические реакции младенца являются следствием невыраженной, скрытой агрессии и непринятия со стороны матери, которых можно избежать, проговаривая и разъясняя малышу причины своих переживаний.

     

    Опыт работы с психосоматическими реакциями младенцев приводит знаменитый французский психоаналитик Каролин Эльячефф в своей книге «Затаенная боль: дневник психоаналитика». Она описывает случаи сильнейших соматических реакций младенцев на поступки родителей, избавление от которых стало возможным лишь после проговаривания и объяснения малышу того, что происходит вокруг него, с его родителями и с ним самим. Реагируя телом, младенец выражает свои переживания, реакцию на происходящие события, которые он не понимает, которые угрожают его внутреннему состоянию. Объяснения же помогают ребенку снизить тревогу и обрести спокойствие.

    При нормальном развитии подобное «общение» кожей постепенно формирует для малыша границу между собственным телом и телом матери, формируя собственную идентичность ребенка как отдельного существа.

    Тем не менее, довольно часто подобное разделение нарушается, и человек в той или иной степени «застывает» в своих кожных реакциях, перенося психосоматическое выражение конфликтов во взрослую жизнь.

    И тогда, не сумев выразить свою боль и переживания, свои эмоции и чувства словами, человек начинает проявлять их через тело, например, в форме зуда, экземы, аллергии и т.п.  Но подобные проявления приносят лишь иллюзорное облегчение: снизив напряжение психического аппарата, человек испытывает значительные трудности со своей телесной оболочкой, которая часто в силу бессознательных конфликтов подвергается серьезным атакам. Таким образом, в стремлении защитить психику от разрушения и сильнейших переживаний, защитные механизмы направляют деструктивные импульсы на кожу.

    Но хочу также отметить, что психосоматические реакции встречаются не только как основная форма психологической защиты человека. Мне кажется, многим людям знакомо состояние, когда, переживая тревогу, напряжение или иные не самые приятные чувства и эмоции, возникают различные, иногда весьма болезненные, телесные проявления (болит голова, давит в груди, крутит живот и т.п.).

    И в первом, и во втором случае, психосоматический язык тела нужно не просто слышать, опознавая и отмечая те или иные телесные проявления, но и слушать, т.е. взаимодействовать с ним, пытаться понять проблему, которая вызвала ту или иную реакцию.

    Так, в ходе личной терапии людей, склонных к психосоматическим реакциям, именно подобные проявления часто становятся главными действующими лицами в пространстве психотерапевтической сессии. Более того, тело становится верным помощником, когда к нему прислушиваются и понимают поданные сигналы.  Поскольку человеку, склонному к реагированию на происходящее через кожу и тело, весьма сложно говорить о том, что его беспокоит, о своих переживаниях. И тогда именно возможность послушать, что происходит с телом, какие импульсы от него исходят, проговаривание, анализ этих проявлений приносят значительное облегчение и позволяют постепенно, в процессе совместной работы с терапевтом, научиться говорить о своей боли словами, не транслируя ее через тело.

    Подводя итог, мне хочется привести пример, описанный Д.Пайнз о пожилой женщине, покрытой кровоточащей сыпью. В ходе работы с ней, выяснилось, что она стала покрываться сыпью после того, как однажды, зайдя домой, увидела в прихожей повесившегося сына. На мой взгляд, вывод, сделанный Пайнз, весьма точен: «она должна была ужаснуть окружающих своим видом, как сын ужаснул ее своим».

    Мне кажется, в этом и есть основная суть психосоматических заболеваний: не сумев справиться, пережить свое горе, травму, взрослый человек, как младенец, «показывает» матери весь ужас происходящий с ним, транслирует его телом.

    И лишь проговаривание, понимание смысла этого послания, позволяет начать работу с травмой, пережив ее для того, чтобы иметь возможность двигаться дальше.