• +7 910 4417016
  • info@psy-aletheia.ru

    О мазохизме: откуда он берется, и что с этим делать

    “Бьет – значит любит” – почему эта фраза стала такой расхожей в нашем обществе? Почему некоторые люди готовы до бесконечности прощать унижения, оскорбления и жестокое обращение в свой адрес? Более того, со стороны может казаться, что они из раза в раз каким-то неведомым образом это обращение к себе притягивают и сами провоцируют? Зачем им это нужно и что приводит к формированию такого паттерна поведения?

    Мазохизм – это тот термин в психологии, который имеет несколько различных значений. В данной статье речь пойдет о так называемом “моральном” мазохизме – об общих мазохистических тенденциях, прежде всего на эмоциональном уровне, когда человек испытывает глубокую бессознательную потребность в том, чтобы получить от своего партнера отвержение, грубость, злость и другие переживания негативного содержания.

     

    Почему лучше, когда бьют?

    Зачастую равнодушие в свой адрес воспринимается гораздо более болезненно, чем агрессия. Раздражение, злость, грубость и жестокость партнера (как эмоциональная, так и физическая) подразумевают, что он как минимум видит другого человека рядом с собой. Отсутствие же любых эмоций со стороны партнера на некоем уровне равносильно собственной смерти в глазах Другого и вызывает вопрос: “если меня не замечают, существую ли я вообще?” Это убеждение очень свойственно детской психике, и, как правило, истоки мазохизма можно отследить в раннем возрасте.

    Для ребенка потребность в отношениях, пусть даже болезненных, важнее, чем пренебрежение им. И если родители проявляют свои эмоции к ребенку только когда злятся на него, ругают или наказывают, то в психике ребенка устанавливается и закрепляется связь между привязанностью и болью. Таким образом, отношения становятся неотделимы от боли, что начинает восприниматься как норма. При этом образ жестокого родителя будет постоянно идеализироваться с помощью рациональных убеждений вроде того, что “он пытается научить меня чему-то хорошему”, “я сам виноват” и др.

    Во взрослом возрасте отношения без жестокости будут казаться такому человеку неполноценными. И на бессознательном уровне он будет пытаться выявить в любых отношениях источники боли, собственного уничижения, разрушения. Одним из способов для этого может быть систематическая провокация своего партнера на выплеск негативных эмоций в свой адрес.

    Мазохизм и терпение

    Другой тенденцией, свойственной мазохизму и поощряемой в нашем обществе, является установка на терпение сильных и\или длительных страданий. Человека могут поощрять за то, что он посвящает свою жизнь, например, тяжело заболевшему родственнику или другому нуждающемуся человеку – кому угодно, кроме себя, игнорируя собственные потребности и желания.

    И если длительное терпение подкрепляется положительной оценкой со стороны окружающих, то это часто приводит к установлению связи между собственными страданиями и удовольствием от поощрения за это. Такие люди будут выстраивать свою жизнь соответствующим образом: выбирая те виды деятельности и те отношения, в которых они будут вынуждены стойко и долго терпеть. Не имея в своем опыте представления о том, что удовольствие можно получить и без подобных жертв, они будут добровольно выбирать путь страдания.

    Что происходит с этим в психотерапии?

    Как правило, за мазохизмом нередко скрывается трагичная, полная эмоционального и\или физического насилия история детства. Отвергающие, суровые родители (или один из родителей), жестоко наказывающие за малейшие проступки одновременно являются и горячо любимыми. А потому терпение страданий – порой, единственный способ, чтобы не только выжить, но и сохранить значимые родительские фигуры невредимыми. Эти фигуры постепенно помещаются внутрь самого человека, становясь частью его Я – той самой, которая толкает его к поиску агрессивного, унижающего окружения. И отказаться от этой части кажется практически невозможным – как если бы пришлось отказаться, например, от одной из рук.

    В этом случае фокусом работы является осознание человеком собственного Я, его истинных и “ложных” частей. Путем анализа того, каким именно образом сформировались те или иные стратегии поведения, человек начинает лучше понимать мотивы своих действий, а соответственно, у него появляется выбор, как именно действовать. Ведь одно и то же желание можно реализовать по-разному.

    Кроме того психотерапия дает опыт новых отношений, без злоупотребления, где любые провокации на агрессивное поведение к себе будут встречены не немедленными отыгрываниями, а вниманием, пониманием, сочувствием. И поиском тех причин, которые вынуждают человека действовать именно таким образом. Опыт подобных отношений позволяет отделить закрепившуюся связь между “отношениями” и “болью”, демонстрируя, что близость возможна и без постоянных страданий.